Бизнес в свете православного вероучения – «за» или «против»?

Бизнес в свете православного вероучения – «за» или «против»?Материал является приложением к статье Б.А. Нэлина «Бизнес в согласии с православным мировоззрением – недостижимая иллюзия или реальная перспектива?» (журнал «Экономические стратегии» № 1/2015) и должен рассматриваться в контексте данной публикации.

Бизнес часто сравнивают с войной. Посвященные бизнесу материалы наполнены такими терминами, как «война за рынки сбыта», «стратегия», «тактика», «давление» и т. п. Современная российская бизнес-среда с присущими ей методами «решения вопросов», зачастую, далека даже от категорий достойного и честного поединка.

Погруженный в эту среду православный предприниматель, задумывающийся над сутью своей веры и своими взаимоотношениями с Церковью, неизбежно становится перед необходимостью определения своей позиции по отношению к целому ряду непростых вопросов, связанных с возможностью практического совмещения высоких идеалов христианства с объективными реалиями сегодняшней бизнес-среды.

Не оспаривая ни один из уже найденных предпринимателями «для себя», ответов и, ни в коей мере, не претендуя на истину в последней инстанции, предлагаем небольшое исследование Священного Писания и Священного Предания, предпринятое с целью выделения в них тех основополагающих тезисов, которые могли бы послужить основанием для формирования или уточнения позиции православного предпринимателя, как в отношении самой предпринимательской деятельности, так и в отношении таких отдельных ее аспектов, как: «стяжание богатства», «возможность и границы планирования», «взаимоотношения с конкурентами» и т.п. (подробнее см. статью «Бизнес в согласии с православным мировоззрением — недостижимая иллюзия или реальная перспектива?» в журнале «Экономические стратегии» № 1 (127), 2015 г.).

 

 

Роль и место в жизни человека деятельности, как таковой

Священное Писание прямо указывает на обязательность труда в жизни человека от момента его сотворения: «…и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его» (Быт. 2:5) и затем: «И выслал его Господь Бог из сада Едемского, чтобы возделывать землю» (Быт. 3:23); «Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь» (2 Фес. 3:10); «Лучше трудись, делая своими руками полезное, чтобы было из чего уделять нуждающемуся» (Еф. 4:28); «Служите друг другу, каждый тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией» (1 Пет. 4:10).

«Бог сотворил человека для труда и дал ему для сего необходимые члены; празднолюбец следовательно уклоняется от порядка Божия и от цели творения», – говорит святой Иоанн Златоуст.

Определяя канон жизни в христианской общине древний текст Дидахе предписывает: «…Если он ремесленник, то пусть трудится и ест. А если не знает ремесла, то вы позаботьтесь о нем, но так, чтобы христианин не жил среди вас праздным. Если же он не желает так поступить, то он христопродавец. Остерегайтесь таковых!».

Святитель Филарет, митрополит Московский прославляет созидательный труд такими словами: «Как приятно и скоро проходят дни, когда знаешь, что время, данное тебе Богом, употребляется не на суетные и пустые занятия роскоши, но на труд полезный, предписываемый Богом и добродетелью! Как отрадно бывает тогда, когда видишь свой труд завершенным. Праздность столь же изнурительна, сколь отдых приятен. Только на древе труда растут плоды наслаждения».

 

Деятельность и Спасение

Приведенные выше цитаты ясно показывают, что деятельность – есть прямое предназначение человека в этом мире. Однако, как отмечено в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви: «С христианской точки зрения труд сам по себе не является безусловной ценностью. Он становится благословенным, когда являет собой соработничество Господу и способствует исполнению Его замысла о мире и человеке». Поэтому целесообразно особо выделить и проанализировать цитаты и высказывания, относящиеся к вопросу о возможности и условиях совмещения деятельности и, в особенности, деятельности хозяйственной (предпринимательской), с целью Спасения, признаваемой православие в качестве высшей жизненной цели любого православного человека.

Вот что говорит Феофан Затворник а самой возможности такого совмещения: «Есть у нас поверье, и чуть ли не всеобщее, что коль скоро займешься чем-либо по дому или вне него, то уже выступаешь из области дел Божеских и Богу угодных. Оттого, когда породится желание – жить Богоугодно, то обыкновенно с этим сопрягают мысль, что уж коли так, то беги из общества, беги из дома, – в пустыню, в лес. Между тем и то и другое не так. Дела житейские и общественные, от которых зависит стояние домов и обществ, и исполнение их не есть отбегание в область небогоугодную, а есть хождение в делах Божеских».

Святитель Николай Сербский определяет условия совмещения деятельности и Спасения следующим образом: «Труд твой да будет творчеством, так как ты чадо Творца, поэтому не разрушай, но созидай! Рассматривай свой труд как соработничество Богу. И тогда ты не будешь творить зло, но добро… А когда работаешь, не смотри на труд только как на средство обогащения. Усматривай в своей работе красоту и наслаждение, которую дарит труд как благословение Божие».

По мысли того же Николая Сербского, если человек поворачивается к Богу – все пути ведут к Спасению, если отворачивается – все пути ведут к погибели.

Собранные выше цитаты позволяют выделить первый аспект спасительности (богоугодности) деятельности – всецелая ее обращенность к Богу: «все, что вы делаете, словом или делом, все делайте во имя Господа Иисуса Христа» (Кол. 3: 17) и: «все, что делаете, делайте от души, как для Господа, а не для человеков» (Кол. 3:23-24). «Ищи Бога мыслию на небесах, любовью в сердце, благоговением в храме, везде ищи Его – делами, для Него предпринимаемыми и совершаемыми», – говорит святитель Филарет Московский.

На второй аспект богоугодности деятельности – служение ближнему – указывает Феофан Затворник в своем толковании на 1 Кор. 14:6-19 и Мф. 20:17-28: «Христианство вполне удовлетворяет и нашему стремлению к первенству, но как? Совсем противным тому способом, какой употребляется в мире. Хочешь быть первым? Будь всем раб, то есть будь перед всеми последний, и это столько же существенно, сколько сушественно настраивать жизнь свою и свой нрав по примеру Господа Христа. Господь говорит: “Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих”. Господь служит, даже ноги учеников умывает: нечего, стало быть, стыдиться послужить кому-либо».

Таким образом, можно утверждать, что ключевыми и основополагающим критерием спасительности человеческой деятельности с точки зрения учения Церкви является непрестанная нацеленность этой деятельности на служение Богу и ближнему.

 

Отношение к качеству результатов деятельности

Ориентация деятельности на служение Богу и ближнему являться по учению Церкви источником и критерием истинного качества ее результатов.

Апостол Павел утверждают это следующими словами: «И все, что делаете, делайте от души, как для Господа, а не для человеков, зная, что в воздаяние от Господа получите наследие, ибо вы служите Господу Христу. А кто неправо поступит, тот получит по своей неправде, [у Него] нет лицеприятия» (Кол. 3:23-25). «Всякое дело, сознанное достодолжным, надо делать со всем усердием, это есть долг, огражденный страшным прещением: “проклят всяк, творяй дело Божие с небрежением”», – указывает Феофан Затворник.

 

Предпочтительность и/или недопустимость отдельных видов деятельности

При этом важно отметить тот факт, что, ни в Священном Предании, ни в Священном Писании не встречается указаний на предпочтительность, некую особую богоугодность каких-либо отдельных видов или форм деятельности. В своих притчах Иисус Христос говорит о труде сеятеля (Мк. 4:3-9), рабов и домоправителя (Лк. 12:42-48), купца и рыбаков (Мф. 13:45-48), управителя и работников в винограднике (Мф. 20:1-16), не выделяя при этом ни одну из профессий: предпринимателя (купец), менеджера (домоправитель), наемных сотрудников (слуги и работники в винограднике), индивидуальных предпринимателей (сеятели, рыбаки) или обслуживающего персонала (рабы).

В то же время, в ветхозаветных текстах можно найти прямые указания на неблагословенность некоторых видов деятельности, к которым относятся, например, прелюбодеяние (проституция) и убийство с целью извлечение прибыли (киллер): «Подними глаза твои на высоты и посмотри, где не блудодействовали с тобою? У дороги сидела ты для них, как Аравитянин в пустыне, и осквернила землю блудом твоим и лукавством твоим» (Иер. 3:2), «Как же Мне простить тебя за это? Сыновья твои оставили Меня и клянутся теми, которые не боги. Я насыщал их, а они прелюбодействовали и толпами ходили в домы блудниц» (Иер. 5:7).

Хотя в текстах Нового Завета, в силу его принципиально иного характера, – проповедь и гимн божественной любви, а не набор «законоустановлений», – такие прямые ограничения отсутствуют, святоотеческое наследие указывает на существование границ, вне пределов которых никакая деятельность с точки зрения Церкви не может быть признана не только благословенной, но и просто допустимой. «Вот общее правило для определения достоинства дел. Его приписывают святому Дионисию Ареопагиту, именно: чтобы действие достойно считать добрым, у него должны быть предмет хороший, и цель истинная, и обстоятельства законные. Напротив, если в каком действии какая-нибудь из сих трех сторон нехороша, то оно добрым быть не может» – указывает по этому поводу Феофан Затворник.

Стоит отметить, что, хотя, приведенная выше мысль Феофана Затворника и указывает на необходимость учета в оценке деятельности таких факторов, как «предмет» и «обстоятельства», данные факторы носят ситуативный характер и могут претерпевать изменения во времени. В то время, как целеполагание, органически связанное с человеческой свободой и нравственным выбором, является фундаментальным основанием любого человеческого действия (деятельности).

Видимо, допустимо утверждать, что никакой вид бизнеса (торговля, производство, обслуживание) сам по себе не может являться критерием для отнесения этого бизнеса к «спасительным» либо, напротив, заведомо «не богоугодным». Равно, как и никакая роль в этом бизнесе не способна сама по себе упростить человеку путь к Спасению либо стать непреодолимой преградой на этом пути. Надо полагать, что именно на такую независимость спасительности деятельности от рода занятий подвизающегося прямо указывают и следующие высказывания апостола Павла: «Только каждый поступай так, как Бог ему определил» (1 Кор. 10:17) и «В каком звании кто призван, братия, в том каждый и оставайся пред Богом» (1 Кор. 7:24).

Таким образом, если рассматривать «предпринимательскую жилку» как призвание и талант предпринимателя (см. притчу о талантах: Мф. 25:14-30 и Лк. 19:11-28), можно говорить о том, что, для человека, наделенного такой «жилкой», реализация своего таланта в форме той или иной бизнес-деятельности, является, в каком-то смысле даже «обязательной».

 

Отношение к деньгам и богатству (прибыли)

Поскольку, понятие «бизнес» неразрывно связано с понятиями «прибыль» и «обогащение», представляет важным проанализировать позицию Священного Писания и Священного Предания в отношении приобретения материальных благ, собственности и богатства.

Безусловно, Священное Писание предостерегает от стяжания и предупреждает об искушениях (рисках) связанных с обладанием крупной собственностью: «Берегитесь любостяжания, ибо жизнь человека не зависит от изобилия его имения» (Лк. 12:15); «Трудно богатому войти в Царство Небесное» (Мк. 10:23).

При этом, само богатство, как таковое, нигде не порицается, поскольку, в понимании Церкви, его источником является сам Бог. «Вот еще, что я нашел доброго и приятного: есть и пить и наслаждаться добром во всех трудах своих, какими кто трудится под солнцем во все дни жизни своей, которые дал ему Бог; потому что это его доля. И если какому человеку Бог дал богатство и имущество, и дал ему власть пользоваться от них и брать свою долю и наслаждаться от трудов своих, то это дар Божий» (Екк. 5:17-18).

«Ибо если богатство худо, то хула падает на Давшего оное. Напротив того, говорим, что богатство и бедность Самим Творцом предлагаются людям, как некие вещества или орудия, и люди, имея их, как художники, могут или изваять образ добродетели, или слепить кумир порока», – пишет Блаженный Феодорит Кирский в своих Десяти главах о промысле.

«Бог дал тебе богатство с тем, чтобы ты им купил небо», – утверждает Святитель Иоанн Златоуст.

Крупными собственниками были Авраам и ветхозаветные патриархи, праведный Иов, Никодим и Иосиф Аримафейский. Обладание значительным имуществом, не мешало им следовать волей Божией.

Святитель Климент Александрийский говорит: «Господь не осуждает богатства и не лишает людей небесного наследия за одно только то, что они богаты, особенно если они ревностны в исполнении его заповедей».

По мысли Преподобного Варсонофия Оптинского: «Можно спастись и в богатстве и бедности. Сама по себе бедность не спасет. Можно обладать и миллионами, но сердце иметь у Бога, и спастись. Можно привязаться к деньгам и в бедности погибнуть».

Святитель Василий Великий определяет богатство, как явление адиафорное – в своей природе не доброе и не греховное: «Здравие и болезнь, богатство и бедность, слава и бесчестие, поелику обладающих ими не делают добрыми, по природе своей не суть блага; поелику же доставляют жизни нашей некоторое удобство, то прежде поименованные из них предпочтительнее противоположных им, и им приписывается некоторое достоинство».

В Основах социальной концепции Русской Православной Церкви эта мысль сформулирована следующим образом: «По учению Церкви, люди получают все земные блага от Бога, Которому и принадлежит абсолютное право владения ими. Относительность права собственности для человека Спаситель многократно показывает в притчах: это или виноградник, данный в пользование (см.: Мк. 12:1-9), или таланты, распределенные между людьми (см.: Мф. 25:14-30), или имение, отданное во временное управление (см.: Лк. 16:1-13). Выражая присущую Церкви мысль о том, что абсолютным собственником всего является Бог, святитель Василий Великий спрашивает: “Скажи же мне, что у тебя собственного? Откуда ты взял и принес в жизнь?”».

Хотя реальным источником богатства, как было показано выше, Церковное сознание признает только Бога, формальным его основанием в терминах экономики является прибыльная деятельность. В связи с этим, адиафорный характер богатства, объективно, должен быть распространен и процесс получение доходов вообще, и на процесс формирования прибыли, в частности.

Действительно: «Не заграждай рта у вола молотящего» (1 Кор. 9:9) и «трудящийся достоин награды» (Лук. 7:10), (1 Тим. 5:18), – утверждает Евангелие и апостол. «Посему надлежало тебе отдать серебро мое торгующим, и я, придя, получил бы мое с прибылью» (Мф. 25:27), – говорит в притче Спаситель, рассматривая прибыль, как нечто само собой разумеющееся. «Не прибыль портит людей, а люди портят прибыль», – отмечает преподобный Амвросий Оптинский.

Сам образ Иисуса Христа, до выхода на служение ведшего, судя по всему, вместе со святым Иосифом хозяйственную деятельность в статусе ремесленника («индивидуального предпринимателя», в современных терминах), служит очевидным подтверждением благословления предпринимательской деятельности и связанных с ней возможностей получения материальных благ – «Трудящемуся земледельцу первому должно вкусить от плодов» (2 Тим, 2:6).

Именно в следовании заповедям Божиим видит Церковь залог доброкачественности любого дохода и связанного с ним благосостояния. «Блажен муж, боящийся Господа и крепко любящий заповеди Его. Сильно будет на земле семя его; род правых благословится. Обилие и богатство в доме его, и правда его пребывает вовек» (Пс. 111:1-3), – утверждает святой псалмопевец.

 

Успех деятельности

«Коня приготовляют на день битвы, но победа – от Господа» (Притчи. 21:31) – наверное, более кратко и одновременно емко не скажешь.

Расширенное толкование Божественного участия в успехе любой предпринимательской деятельности дается Феофаном Затворником в комментарии на Лк. 5:4-11: «Целую ночь трудились рыбари и ничего не поймали; но когда Господь вошел в их лодку и, после проповеди, велел забросить мрежу, поймалось столько, что вытащить не могли и мрежа прорвалась. Это образ всякого труда без помощи Божией, и труда с помощью Божией. Пока один человек трудится, и одними своими силами хочет чего достигнуть – все из рук валится; когда приближится к нему Господь, – откуда потечет добро за добром. В духовно-нравственном отношении невозможность успеха без Господа осязательно видна: “без Мене не можете творити ничесоже “, сказал Господь. И этот закон действует во всяком. Как ветка, если не сращена с деревом, не только плода не приносит, но иссыхая и живность теряет, так и люди, если не состоят в живом общении с Господом, плодов правды, ценных для жизни вечной, приносить не могут. Добро какое и бывает в них иногда, только на вид добро, а в существе недоброкачественно; как лесное яблоко и красно бывает с виду, а попробуй – кисло. И во внешнем, житейском отношении тоже осязательно видно: бьется, бьется иной, и все не в прок. Когда же низойдет благословение Божие, – откуда что берется. Внимательные к себе и к путям жизни опытно знают эти истины».

 

Неправедная успешность

В приведенном выше толковании Святитель Феофан обращает внимание на существование добра, которое «только на вид добро, а в существе недоброкачественно; как лесное яблоко и красно бывает с виду, а попробуй – кисло», и на людей, которые «если не состоят в живом общении с Господом, плодов правды, ценных для жизни вечной, приносить не могут».

В контексте данного исследования эти фрагменты могут трактоваться в качестве ответов на вопрос о природе того часто наблюдаемого в современных российских реалиях богатства, которое бывает очень сложно отнести к категории «праведного».

Об истоках такого богатства и его последствиях для человека очень хорошо говорит Преподобный Макарий Оптинский: «Воля же Божия не связывает нашего самовластия, но совершается, взирая на оное – к чему клонится. Есть воля Божия по благоволению, и есть воля Божия по попущению, – и сия последняя бывает, когда мы хотим, чтобы было непременно так, как мы думаем, что будет для нас хорошо. А когда отдаемся в волю Божию и ищем не того, чего хотим, а что Ему будет угодно и нам полезно, то в сем бывает воля Божия – по благоволению, полезная и спасительная для нас, а при воле Божией, бывающей по попущению, неизбежны скорби и печали».

 

Свобода и планирование, случай и предопределенность

C одной стороны, с точки зрения Евангелия, планирование хозяйственной деятельности – явление вполне нормальное: «Ибо кто из вас, желая построить башню, не сядет прежде и не вычислит издержек, имеет ли он, что нужно для совершения ее?» (Лук.14:28), а по мысли Василия Великого: «Каждому предприятию должно предшествовать рассуждение: без него и то, что кажется добрым, обратится в грех, если делается не в свое время или без сохранения меры».

С другой стороны, Священное Писание ясно предупреждает и о бесперспективности какого-либо бизнес-планирования без учета воли Божией: «Теперь послушайте вы, говорящие: “сегодня или завтра отправимся в такой-то город, и проживем там один год, и будем торговать и получать прибыль”; вы, которые не знаете, что случится завтра: ибо что такое жизнь ваша? пар, являющийся на малое время, а потом исчезающий. Вместо того, чтобы вам говорить: “если угодно будет Господу и живы будем, то сделаем то или другое”, – вы, по своей надменности, тщеславитесь: всякое такое тщеславие есть зло» (Иак. 4:13-16) и «у одного богатого человека был хороший урожай в поле; и он рассуждал сам с собою: что мне делать? некуда мне собрать плодов моих? И сказал: вот что сделаю: сломаю житницы мои и построю большие, и соберу туда весь хлеб мой и все добро мое, и скажу душе моей: душа! много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись. Но Бог сказал ему: безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя» (Лк. 12:16-20).

При этом следует отметить, что всецелое упование на Бога и сознание Его ключевой роли в успехе любого предприятия никоим образом не приводит к умалению значения человеческих усилий. «В православном учении о спасении подчеркивается необходимость наличия как Божественной, так и человеческой воли. Спасение – это не какой-то единовременный акт, а непрестанно утверждаемое состояние, которое подтверждается деятельной любовью к Богу и ближнему – “доброделанием”: “Якоже бо тело без духа мертво есть, тако и вера без дел мертва есть” (Иак. 2:26)» – записано в Этическом кодексе православного предпринимателя. «И если дело, нами начинаемое, благословенно, то мы должны исполнить его не жалея сил», – напоминает Николай Сербский.

 

Суд и оценка

Затронутая тема планирования тесно связана с таким понятием, как «оценка» (результатов, сотрудников).

С одной стороны, Священное Писание многократно накладывает прямой запрет, как на придание чрезмерной значимости какой-либо человеческой оценке (суждения): «Не делай себе кумира» (Исх.20:4, Втор.5:8), «Не судите, да не судимы будете» (Мф. 7:1), «Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены» (Лук. 6:37), «Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает» (Рим. 14:4).

С другой стороны, реалии конкурентной бизнес-среды диктуют необходимость постоянного мониторинга эффективности, как отдельных сотрудников, так и компании в целом.

Видимо, ключ к разрешению противоречия между «Не суди» и «Необходима оценка» может быть обнаружен при исследовании темы смирения, широко и подробно раскрытой Священным Писанием и Священным Преданием.

«За смирением следует страх Господень, богатство и слава и жизнь» (Притч. 22:4), – так святой псалмопевец определяет ключевую роль смирения в обретении всех благ нашей жизни. Преподобный Варсонофий Великий утверждает: «Истинный труд не может быть без смирения, ибо сам по себе труд суетен и не вменяется ни во что».

При этом необходимо акцентировать внимание на том, что православное понимание смирения бесконечно далеко от понятий пассивности, бессилия или толстовского всепрощенчества.

По слову Амвросия Оптинского: «Христианское смирение – это проявление силы человеческого духа, покоряющей и злобные гневные сердца, ломающей человеческую гордыню». Иоанн Дамаскин был убежден, что «терпение и смирение нужно иметь и для мира и для войны». Глубокое философское осмысление и богословское обоснование смирения, как источника силы православного христианина дает в своей работе «О сопротивлении злу силою» И. Ильин.

Источник этой силы – в ключевом отличии истинного смирения от его мирского псевдо-аналога – в готовности человека подчиниться не всякой чужой воле, а лишь воле Христовой. Как говорил о смирении святитель Игнатий Брянчанинов, – «Смирение есть Христов образ мыслей».

Слово «смирение» имеет в своей основе слово «мир» – мир с Богом и людьми. А это, как было показано выше – и есть непререкаемая для церковного сознания основа благодатности бизнеса и его материальных результатов.

Приведенные выше цитаты вполне могут составить основание для выработки позиции предпринимателя в отношении внутренних бизнес-показателей и оценок степени их достижения.

 

Конкуренция

В качестве одного из оснований для формирования аналогичного подхода к оценке компании во внешней среде и принятия решений в ситуациях рыночной конкуренции, может быть приведена история из древнего патерика, повествующая о том, как Антоний Великий, желая исследовать «глубину судеб Божиих», стал вопрошать: «Господи! почему одни немного живут, – и умирают; а другие живут до глубокой старости? Почему одни бедны, а другие живут богато? Почему нечестивые богатеют, а благочестивые бедны? Тогда был к нему глас, глаголющий: Антоний! себе внимай! То – суды Божии, и тебе нет пользы знать их».

«Делай, что должно, и будь, что будет» – эта древняя формула предания себя Божьему промыслу способна помочь предпринимателю воспринимать любые взлеты и падения его бизнеса, как школу смирения – не мнить о себе в периоды успеха и без ропота встречать испытания, выпадающие на долю его компании.

Что же касается конкурентов, использующих методы нечестной конкуренции и демонстрирующих успешность при полном, а зачастую, и подчеркнуто-демонстративном отрицании евангельских заповедей, то в их отношении полезно вспомнить приведенные выше рассуждения Макария Оптинского о воле Божией по благоволению и попущению.

 

Нравственные коллизии

Связанный с ситуацией нечестной конкуренции сложный вопрос о необходимости «выбора меньшего из двух зол», судя по всему, не может быть достаточной обоснованностью разрешен в рамках учения Церкви. Священное Писание не содержит каких-либо рекомендаций по выходу из подобных ситуаций, а святоотеческие высказывания по этому вопросу крайне скудны.

Вот, например, один из ответов Преподобные Варсануфия и Иоанна на вопрос учеников: «Если предлежат душе две вещи вредные, и никак нельзя избежать одной из них: что надобно делать? Из двух вредных вещей должно избирать менее вредную. В Отеческих сказаниях написано: некто пришел просить у другого динария, и тот не дал ему, сказав: “Мне нечего дать тебе”. Когда же спросили его, отчего не дал ему, отвечал: “Если бы я дал ему, это причинило бы ему душевный вред, а потому я и предпочел лучше нарушить одну заповедь, нежели допустить пагубное для души”».

Преподобный авва Дорофей так отвечает тот же, по сути, вопрос в постановке «допустима ли ложь во спасение»: «Иногда случается такое дело, что бывает крайность скрыть мало, и если кто не скроет мало, то дело приносит большое смущение и скорбь. Когда встретится такая крайность, и видит кто-либо себя в такой нужде, то может посему изменить слово для того, чтобы не вышло, как я сказал, большого смущения и скорби, или обиды. Но когда случится такая великая необходимость уклониться от слова правды, то и тогда человек не должен оставаться беспечальным, а каяться и плакать перед Богом и считать такой случай временем искушения. И на такое уклонение решаться не часто, а разве однажды из многих случаев. Ибо как бывает с терияком и слабительным: если кто часто их принимает, то они вредят; если же кто примет однажды в год по великой нужде, то они приносят ему пользу; так должно поступать и в этом деле: кто хочет по необходимости изменить слово, то он должен делать это не часто, но разве в исключительном случае, однажды во много лет, когда видит, как я сказал, великую необходимость, и это самое, допускаемое весьма редко, пусть делает со страхом и трепетом, показывая Богу и произволение свое, и необходимость, и тогда он будет прощен, но вред он все-таки получает».

В последнем ответе, видимо, следует обратить особое внимание на последнюю фразу: «но вред он все-таки получает». Возможно, именно она является ключом к пониманию того, почему тема выбора меньшего из зол представлена в Писании и Предании столь ограниченно.

Действительно, христианство самой своей сутью обращено к выбору лучшего, причем Абсолютно Лучшего из всего, что доступно человеку. В этом свете, выбор из худшего очевидным образом не попадает в область рассмотрения христианского вероучения, а само попадание человека в ситуацию подобного выбора может трактоваться как следствие совершенных перед этим ошибок (грехов, αμαρτία). А раз так, то анализу должны быть подвергнуты именно эти ошибки (причина), а не их следствие – возникшая необходимость выбора меньшего из зол.

 

Заключение

Таким образом, приведенный выше анализ Священного Писания и Священного Предания, позволяет заключить, что, в совокупности, они содержат достаточно положений, которые могут быть использованы в качестве оснований для анализа бизнес-деятельности, как в целом, так и в ее отдельных сферах (проявлениях): в непосредственном созидании, в управлении, в торговле, в отношениях с деньгами, людьми и пр.

Эти положения могут быть некоторым образом «кластеризованы» вокруг нескольких тем, так или иначе связанных с отдельными характеристиками предпринимательской деятельности. Ниже представлен один из возможных вариантов такой кластеризации:

Характеристика/аспект деятельности

Краткое описание/значение (по результатам анализа)

Сама деятельность

Является обязательной для человека

Богоугодность (спасительность)

Определяется целеполаганием деятельности – ее обращенностью к Богу и ближнему, выражающейся в форме служения.

Качественность результатов

Непременный атрибут богоугодной деятельности

Отраслевая или профессиональная составляющая

Не имеет значения

Предпринимательство

Воспринимаемое, как призвание и талант, само по себе не является каким-либо препятствием к Спасению. Богоугодность и спасительность определяется целеполаганием деятельности (см. выше)

Результаты деятельности (прибыль, собственность, богатство)

Адиафорны. Праведное богатство при правильном им распоряжении не является препятствием к Спасению

Успешность, как таковая

Имеет источник в Боге. Предполагает непременную включенность самого человека (синергию)

Неправедная успешность

Возможна «по попущению», гибельна для человеческой души

Неудачи в деятельности

Школа смирения

Планирование

Обязательно, но предполагает смирение человека, в качестве одного из своих ключевых компонентов

Конкуренция

Допустима (естественна) и может происходить без нарушения нравственных принципов

Нравственные коллизии, требующие «выбора меньшего из зол»

Предположительно, являются следствием (индикатором) совершенных до этого ошибок, требующих своего выявления и устранения

При этом анализ приведенных выше цитат позволяет также сделать вывод о том, что положения Писания и Предания носят регулятивный характер не столько в отношении предмета, характера или методов деятельности (в том числе и предпринимательской), сколько в отношении духовно-нравственной позиции человека, такую деятельность осуществляющего. Определяя условия Спасения (спасительности деятельности), эти положения лишь задают некий «вектор» и границы целеполагания, сохраняя за человеком (предпринимателем) свободу выбора форм и способов реализации этого целеполагания в тех конкретных условиях, в которых данному человеку приходится осуществлять ту или иную деятельность.

В заключение еще раз подчеркнем: ни один из предложенных выше выводов не претендует на «истинность в последней инстанции». Вместе с тем, мы надеемся, что предложенная систематизация и «клатеризация» положений Священного Писания и Священного Предания сможет помочь в выработке или уточнении личных позиций тем, что уже ведет бизнес-деятельность или решает для себя вопрос о возможности приступить к таковой.

Автор — Борис Нэлин.